Информация

Почему люди хотят иметь детей?

Почему люди хотят иметь детей?

Рано или поздно большинство людей захотят иметь детей. Каковы наиболее распространенные психологические причины, побуждающие людей хотеть иметь детей? Каковы их мотивы и ожидания?


Есть много причин, по которым люди хотят иметь детей:

  • Некоторые хотят иметь детей, потому что надеются, что это поможет спасти их распадающийся брак / отношения.
  • Некоторые хотят иметь детей, потому что чувствуют инстинктивное стремление к этому.
  • Некоторые хотят иметь детей, потому что считают, что должны
  • Некоторые хотят иметь детей, потому что чувствуют, что им чего-то не хватает в жизни.
  • Некоторые хотят иметь детей, потому что хотят больше узнать о себе
  • Некоторые хотят иметь детей, потому что хотят больше узнать о мужчине или женщине, которых они любят.

Тем не менее, я считаю, что большинство причин, по которым люди хотят иметь детей, прекрасно отражены этой единственной цитатой:

Тем не менее, если вы спросите меня, у большинства людей есть дети, когда их собственный энтузиазм по поводу жизни начинает угасать. Ребенок позволяет нам снова пережить волнение, которое мы когда-то испытывали, ну… все. Поколение спустя наши внуки снова поднимают наш энтузиазм. Воспроизведение - это своего рода укол, позволяющий нам любить жизнь.

- Чак Паланик, Треклятый


История и развитие

Исторически сложилось так, что дети часто рассматривались просто как уменьшенные копии взрослых. Когда Жан Пиаже предположил, что дети на самом деле думай иначе чем взрослые, Альберт Эйнштейн заявил, что открытие было «настолько простым, что только гений мог подумать о нем».

Сегодня психологи признают, что детская психология уникальна и сложна, но многие различаются с точки зрения уникальной точки зрения, которую они используют при подходе к развитию.

Эксперты расходятся в своих ответах на некоторые из более серьезных вопросов детской психологии, например, имеет ли ранний опыт больше, чем более поздний, или природа или воспитание играют большую роль в развитии. Поскольку детство играет такую ​​важную роль в течение всей остальной жизни, неудивительно, почему эта тема стала такой важной в психологии, социологии и образовании.

Эксперты сосредотачивают внимание не только на многих факторах, способствующих нормальному развитию ребенка, но и на различных факторах, которые могут привести к психологическим проблемам в детстве. Самоуважение, школа, воспитание детей, социальное давление и другие предметы представляют огромный интерес для детских психологов, которые стремятся помочь детям развиваться и расти здоровыми и уместными способами.


Почему у кого-то есть дети?

У читателя, Бейли, есть вопрос. Это просьба о совете, но только в самом широком смысле. По большей части это философский вопрос, а не вопрос воспитания. Ей 24 года, она работает в сфере финансов и читает «Мазерлод» в ожидании того дня, когда она сама станет мамой. Однако все ее чтение заставляет ее задуматься, ПОЧЕМУ у людей есть дети.
& # xA0
Она пишет:

Одна из самых важных вещей, о которых я думал в последнее время, - это фундаментальный вопрос, лежащий в основе всех эссе, статей и комментариев в вашем блоге: зачем рожать детей? & # XA0 Я понимаю эволюционную тягу (и необходимость) деторождения, Я понимаю, что у некоторых женщин по сравнению с большинством женщин есть влечение, но логическая сторона моего мозга не может понять, почему. с точки зрения логики, это не имеет смысла, но лучшие вещи в жизни так часто нелогичны (например, любовь).
& # xA0
Немного о себе. Я выросла в очень дружной семье, в которой много любви, сострадания и, конечно, дисциплины, когда это необходимо. присмотр за детьми, как только я стал достаточно взрослым, чтобы пройти курс няни в местной пожарной части, чтобы изучить младенческую сердечно-легочную реанимацию и меры безопасности, чтобы добавить свое резюме по присмотру за детьми, и по сей день младенцы заставляют меня ворковать, каркать, весело разговаривать и чувствовать тепло внутри. & # xA0 У меня преданные отношения с мужчиной, которого я люблю, и я вижу, как мы развиваем совместную жизнь, и эта жизнь, несомненно, включает детей. & # xA0Но мое образование - инженерное, поэтому логическая сторона меня просто не может понять почему я хочу растить детей. Они очень дороги, временами расстраивают, могут нанести ущерб вашему браку (и вашему телу), и во многих случаях они даже не ценят все жертвы, которые родители приносят ради них . & # xA0 Но все же я люблю быть возбужденным Я люблю наблюдать за их успехами, удивляюсь тому, как быстро дети учатся и растут, и считаю рождение ребенка особенным подарком. & # xA0
& # xA0
Думаю, мне просто интересно узнать и услышать о том, почему другие читатели решили (а не иметь) детей перед лицом всех этих фактов, потому что, когда меня спрашивают, почему я хочу & # xA0 иметь детей, я просто скажем, & # x2018Потому что я знаю & # x2019, и я хотел бы иметь возможность сказать больше, чем это. & # xA0

Ах, Бейли. Хороший вопрос. Этой весной мы затронули эту тему в посте, озаглавленном & # x201C: То, что дети делают вас несчастными, & # x201D, но ваше мнение несколько иное. Мне интересно посмотреть, как читатели сформулируют свои ответы.

Вот мой: когда мне исполнилось 30, я пошел на ежегодный осмотр у акушера-гинеколога, и вместо обычного взгляда и тыка мой врач пододвинул стул. & # x201CИтак, & # x201D она спросила: & # x201D Вы думаете о том, чтобы иметь детей? & # x201D Я сказал ей, что я напуган этой мыслью, и что моя жизнь была идеальной, как она была, и что я действительно не & # x2019t комфортно с младенцами и что моя работа требует много путешествий & # x2014, но я также знала, что буду сожалеть, что никогда не буду иметь детей. - Я собирался подождать, пока не стану более уверенным, - сказал я. & # x201C Когда дело доходит до детей, & # x201D она ответила, & # x201C75 процентов наверняка означает идти на это. & # x201D

Эван родился до того, как мне исполнился 31 год. Я на 100 процентов уверен, что это было лучшее решение, которое я когда-либо принимал.

Итак, читатели & # x2014, что бы вы сказали Бейли? Я знаю, что рискую начать резкую критику Пандоры со стороны тех, кто не хочет детей. И я первый, кто согласен с тем, что тот, кто не хочет быть родителем, не должен им быть. Но для тех из вас, кто всегда был уверен, или кто боролся, как Бейли (и я), и решил пойти на это, надеюсь, вы найдете минутку, чтобы объяснить ей, почему. Как говорит Бейли, для этого нет логической причины, но все же многие миллионы из нас делают решительный шаг.


Школьный психолог

Школьные психологи стремятся помочь детям добиться успеха в учебе, а также в социальном и эмоциональном плане. Эти специалисты работают в школьной системе, сотрудничая с педагогами, администраторами, консультантами и родителями, чтобы помочь детям со школой и другими проблемами.

Школьные психологи выполняют широкий спектр функций, включая консультирование, диагностику проблем обучения, создание благоприятной учебной среды и разработку конкретных поведенческих вмешательств.

  • Образование: Большинство штатов требует, чтобы школьные психологи имели степень специалиста, хотя некоторые разрешают людям получать лицензию на получение степени магистра. Издание Ed.S. Для получения степени специалиста по школьной психологии обычно требуется два года обучения в аспирантуре плюс годичная стажировка под присмотром специалиста.
  • Зарплата: Средняя годовая зарплата психологов, работающих в начальных и средних школах, по состоянию на май 2019 года составляла 80 180 долларов.

Детская психология

Наши редакторы проверит присланный вами материал и решат, нужно ли редактировать статью.

Детская психология, также называемый развитие ребенка, изучение психологических процессов детей и, в частности, того, чем эти процессы отличаются от процессов взрослых, как они развиваются от рождения до конца подросткового возраста, и как и почему они отличаются от одного ребенка к другому. Эту тему иногда относят к младенчеству, взрослой жизни и старению в категорию психологии развития.

Как научная дисциплина, имеющая прочную эмпирическую основу, изучение детей возникло сравнительно недавно. Он был начат в 1840 году, когда Чарльз Дарвин начал регистрацию роста и развития одного из своих собственных детей, собирая данные так, как если бы он изучал неизвестный вид. Аналогичное, более подробное исследование, опубликованное немецким психофизиологом Уильямом Прейером, предложило методы для ряда других. В 1891 году американский педагог-психолог Дж. Стэнли Холл основал Педагогическая семинария, журнал по детской психологии и педагогике. В начале 20-го века разработка тестов интеллекта и создание детских консультационных клиник еще больше определили сферу детской психологии.

Ряд известных психологов 20-го века, в том числе Зигмунд Фрейд, Мелани Кляйн и дочь Фрейда, Анна Фрейд, занимались развитием ребенка в основном с психоаналитической точки зрения. Возможно, наибольшее непосредственное влияние на современную детскую психологию оказал Жан Пиаже из Швейцарии. Посредством прямого наблюдения и взаимодействия Пиаже разработал теорию приобретения понимания у детей. Он описал различные этапы обучения в детстве и охарактеризовал восприятие детьми себя и мира на каждом этапе обучения.

Данные детской психологии собраны из самых разных источников. Наблюдения родственников, учителей и других взрослых, а также непосредственное наблюдение и беседы психолога с ребенком (или детьми) дают много материала. В некоторых случаях используется одностороннее окно или зеркало, чтобы дети могли свободно взаимодействовать со своим окружением или другими людьми, не зная, что за ними наблюдают. Тесты личности, тесты интеллекта и экспериментальные методы также оказались полезными для понимания развития ребенка.

Несмотря на попытки объединить различные теории развития ребенка, эта область остается динамичной, меняясь по мере развития областей физиологии и психологии.

Эта статья была недавно отредактирована и обновлена ​​помощником редактора Жаннетт Л. Нолен.


Почему люди хотят иметь детей? - Психология

ВЫПУСК НОВОСТЕЙ

КОНТАКТ: Служба новостей Стэнфордского университета (650) 723-2558

AAAS '96: пресс-брифинг в 14:00. Суббота, 10 февраля Сессия в 8:30, воскресенье, 11 февраля: «Культурное разнообразие в психологической структуре и функционировании»

Почему психологам нужно изучать культурное разнообразие

СТЭНФОРД. Сфера психологии должна быть «интернационализирована», чтобы добиться дальнейшего прогресса в понимании универсальной природы разума, заявили шесть исследователей на воскресном, 11 февраля, заседании Американской ассоциации содействия развитию науки в Балтиморе. .

Исследователи из пяти университетов представили исследования, которые предполагают, что понимание структуры и функционирования психики в данной области может быть основано на наборе многовековых западных философских предположений о том, что значит быть человеком или членом группы в индивидуалистически ориентированном обществе. . Психологические исследования могли ошибочно принять конкретные культурные повороты за универсальные принципы, потому что большинство субъектов исследования, а также исследователей за последние 50 лет были американцами или европейцами.

«Это не было проблемой, пока мы не начали очень серьезно относиться к старой идее о том, что индивидуальные умы всегда являются социальными», - сказала Хейзел Маркус, профессор психологии Стэнфорда, организовавшая сессию. «У вас не будет ума без культурного участия. Мы отходим от идеи, что разум подобен компьютеру, который остается неизменным, куда бы он ни направлялся и что бы он ни обрабатывал».

По ее словам, умы создаются и поддерживаются в результате участия людей в различных социальных мирах - мирах, «основанных на нашей стране происхождения, регионе страны, этнической принадлежности, религии, поле, профессии».

«Эти миры не просто говорят нам, что думать, чувствовать и делать», - сказал Маркус, - «они структурируют то, как мы думаем, чувствуем и ведем себя. Наши социальные миры организованы некоторыми культурными смыслами и практиками, и очень часто они настолько важны в повседневной жизни, что невидимы для нас ».

  • Фиби Эллсуорт, психолог из Мичиганского университета, в недавней работе которой исследуются китайские и американские интерпретации основных социальных взаимодействий.
  • Энн Фернальд, психолог по развитию ребенка из Стэнфорда, недавняя работа которой была сосредоточена на взаимодействии матери и ребенка в Японии и Америке.
  • Синобу Китайма, социальный психолог из Киотского университета, недавно изучавший самооценку в Азии и Северной Америке.
  • Джоан Миллер, психолог из Йельского университета, в недавней работе которой исследуются межличностные компромиссы между жизнью в культуре, подчеркивающей индивидуальность, и культуре, подчеркивающей взаимозависимость людей.
  • Ричард Шведер, культурный антрополог из Чикагского университета, чья недавняя работа посвящена тому, как повседневное поведение отражает моральные ценности, заложенные в культурах.

Все это ставит под сомнение предположение в большинстве психологических теорий и в теории социальных наук в целом о том, что «быть человеком означает быть независимой сущностью, которая явно отделена от других и которая контролирует свои действия», - сказал Маркус.

Фернальд: Взаимодействие детей и родителей

По словам Фернальда из Стэнфорда, различия в методах воспитания или обучения в Японии и Америке могут быть связаны с разными взглядами на то, как быть здоровым и успешным взрослым.

Наблюдая за матерями, использующими картинки, чтобы рассказывать истории своим 2- и 3-летним детям, Фернальд обнаружил, что матери в Киото, Япония, с большей вероятностью приведут своего ребенка в ситуацию, показанную на картинке, чем матери в Стэнфорде. Калифорния. Американские матери попытались рассказать историю о детях на расстоянии от своего ребенка - историю с намеченной причинно-следственной последовательностью.

Например, используя изображение группы из пяти детей, строящих замок из песка на пляже, в то время как одинокий ребенок лепит скульптуру из песка в стороне, американские матери, вероятно, скажут что-то вроде: «Этот ребенок совсем один. Может быть, он злится, или, может быть, они не разрешают ему играть с ними, или, может быть, он строит шедевр », - сказал Фернальд.

Используя ту же картинку, японские матери придавали истории минимальную структуру, обычно не говоря вообще о том, как и почему возникла ситуация, но побуждая ребенка идентифицировать себя с одним из изображенных детей в группе. Они задавали такие вопросы, как «Что они говорят?» или "Что чувствует этот мальчик?"

По словам Фернальда, различия тонкие, но японские матери неоднократно «подчеркивали общую цель этих маленьких персонажей, в то время как американские матери ставили персонажей в противоречие», создавая напряженность в повествовании.

«У американской истории счастливый конец, когда одинокий ребенок подходит и присоединяется к группе, - сказала она, - но в японской истории больше внимания уделяется процессу достижения этого конца. Это не только разница в содержании, но и в то, что подчеркивается в повседневной жизни и практике. Снова и снова японские матери помогают детям выйти на сцену, поощряя сочувствие, например, к плачущему ребенку, независимо от того, как это произошло. Это не рассказ, а воодушевление сочувствие ребенка и стремление к решению проблемы ».

Недавние наблюдения Фернальд, а также ее более ранние работы по сравнению взаимодействия японских и американских матерей с младенцами предполагают, что эти две культуры подчеркивают разные способы существования с момента рождения детей.

Шведер: Формирование моральных ценностей

По словам Шведера из Чикагского университета, на основе психологии составлен длинный список того, что можно и чего нельзя делать при воспитании детей в Америке, который может отражать важность того, чтобы стать уникальной личностью в этом обществе. Он сосредоточился на одной из таких практик - спящих в одиночестве детей.

По его словам, американские педиатры и газетные обозреватели, возможно, основываясь на своих представлениях о фрейдистской психологии, обычно советуют родителям не позволять своим детям спать с ними, однако Соединенные Штаты «практически уникальны» в своем предпочтении размещать младенцев в одиночестве. собственные детские кроватки. «Многие другие культуры сочли бы это жестоким обращением с детьми», - сказал он.

Изучая предпочтения в отношении сна в семье, Шведер обнаружил, что глубокие моральные убеждения, а не только наличие места, отличают режим сна в семье в Гайд-парке, штат Иллинойс, от режима сна в Ориссе, Индия. Когда их попросили устроить сон для гипотетической семьи из семи человек в условиях ограниченного пространства, взрослые в обоих обществах продемонстрировали, что их первоочередной задачей было воспрепятствовать инцесту. В остальном они почти не соглашались.

По словам Шведера, индусы ория из Ориссы заботились о сохранении целомудрия молодых незамужних девушек, не давая им спать в одиночестве. (Они часто спали со своей матерью, если не было сестры.) Ория также заботились о сохранении уважения к возрастной иерархии среди мальчиков (мальчики-подростки не спали со своими отцами) и о защите самых молодых, наиболее уязвимых и нуждающихся. детей, не оставляя их на ночь одних.

По словам Шведера, предпочтения англо-американцев среднего класса из Гайд-парка «можно обобщить под идеалом автономии». «Ценные члены семьи, такие как дети, нуждаются и хрупки, и их следует поощрять к тому, чтобы они оставались одни по ночам, чтобы они могли научиться быть самостоятельными и независимыми и заботиться о себе». Взрослые американцы также продемонстрировали свою твердую веру в то, что Шведер называет «священной парой».

По его словам, для супругов или других совместно проживающих взрослых «эмоциональная близость, межличностные отношения и сексуальная конфиденциальность требуют, чтобы они спали вместе» и вдали от детей, даже если это означает жертвовать идеалом спальни для каждого ребенка.

Шведер подчеркнул, что он не имел в виду, что все методы воспитания детей одинаково хороши или нравственны. «Мы говорим, что [американский средний класс] руководствуется общим набором представлений, существует более одного пути, хотя и не бесконечное количество способов».

По словам Шведера, хотя психология имела тенденцию искать универсальные черты «центральной системы обработки» исключительно «внутри кожи» человека, теперь он считает, что «культура и психика составляют друг друга» таким образом, что «Каждый человек привязан к стимулу, и каждый стимул привязан к человеку».

Миллер: мораль «заботы» преуменьшается в культуре США

По словам Джоан Миллер из Йельского университета, американские комментаторы часто сетуют на потерю сообщества, но психология мало что сделала для объяснения того, как культурные идеалы индивидуализма формируют здесь межличностную мораль. Миллер пытается дать объяснение, сравнивая чувство долга американцев по отношению к членам семьи, коллегам по работе или детям с чувством долга, которое испытывают другие в более коллективистски ориентированных культурах.

В серии исследований, сравнивающих индусов в Майсоре, Индия, с американцами европейского происхождения в Нью-Хейвене, штат Коннектикут, она обнаружила, что индейцы верят, что самоотверженное поведение дает большее чувство личного удовлетворения, чем американцы. Она также обнаружила, что чувство долга американцев по отношению к другим частично зависит от того, нравятся ли они им. По ее словам, только в случае их собственного ребенка американцы указали, что будут чувствовать себя действительно обязанными помочь, независимо от того, нравится ли им другой человек.

Например, людей в обеих странах спросили, что они будут делать, если переедет брат, и попросили помочь перенести тяжелую мебель на четыре лестничных пролета. Половине сказали, что воображаемый брат был кем-то, кто разделяет с ними общие вкусы и интересы, а половине сказали, что брат был кем-то, с кем они не ссорились, но который совершенно не похож на них.

По словам Миллера, индейцы, участвовавшие в исследовании, сказали, что будут помогать брату независимо от их личной близости к нему. «Для американцев ответственность за помощь меньше, если у вас низкая личная привязанность. Другими словами, если мне не нравится мой брат, моя реакция на него меньше, чем если бы он мне нравился».

По ее словам, эти отношения сохраняются в сценариях между коллегами и даже между взрослым командиром отряда скаутов и детьми-скаутами.

«Но когда дело дошло до того, поможет ли родитель маленькому ребенку, американцы подумали:« Это мой ребенок, и хотя мы не очень хорошо ладим, я должна помочь »», - сказала она.

Несмотря на стереотип о том, что женщины более самоотверженны, чем мужчины, Миллер сказала, что не обнаружила существенных гендерных различий.

Другие теоретики в области психологии заботы, такие как Кэрол Гиллиган из Гарварда, предположили, что коллективистские общества жестоко распределяют женщин и других лиц на роли опекунов. По словам Миллера, они предполагают, что у американцев «может быть сильное чувство общности, которое не является обязательным, когда помощь предоставляется бесплатно». Однако собственные исследования Миллера показывают, что «мы обманываем самих себя. Есть компромиссы», - сказала она.

Американцы «склонны думать, что индусы имеют всевозможные социальные ограничения на их свободу, но у нас есть и другие социальные ограничения. Мы не можем так сильно зависеть от других». В результате, по ее словам, «мы говорим о чувстве незащищенности, а индийцы почти никогда не говорят о чувстве незащищенности».

По ее словам, ее исследование предполагает, что культуры помогают создать различное «самоощущение» в зависимости от того, подчеркивают ли они важность личности или группы. «Если ваше самоощущение основано на автономии, вам кажется, что иметь обязательства очень угнетающе, но обязанности могут удовлетворять людей в коллективистских культурах».

По словам Миллера, исследователи культурной психологии стремятся к новому определению культуры для своей области, «которое рассматривает культуру не только как физическое окружение, но и как значения и практики, с помощью которых мы видим и создаем мир».

Элсворт: эмоциональные интерпретации ситуаций

По словам Фиби Элсуорт из Мичигана, культура может влиять на эмоции, которые испытывают люди, влияя на то, как они интерпретируют значение ситуаций или событий. В недавнем исследовании она искала сходства и различия в том, как взрослые китайцы и американцы, четвероклассники и семиклассники интерпретировали простые мультипликационные ситуации.

Для исследования Эллсворт и докторант Кай Пинг Пэн выбрали рыбу в качестве героев мультфильмов. В одной из 16 мультипликационных ситуаций одна рыба находится в центре, а рыбы в четырех углах кадра плывут к рыбе в центре. Американские четвероклассники, как и китайцы всех трех возрастных групп, увидели в этой карикатуре «счастливую, дружескую ситуацию, - сказал Эллсворт, - но американские взрослые и подростки увидели в ней тревогу».

«Похоже, что у маленьких детей больше общего, чего и следовало ожидать, если культуре потребуется время, чтобы полностью погрузиться в нее», - сказала она о своих предварительных результатах.

По ее словам, только американские мальчики из 7-х классов предлагали агрессию в ответ на любую из 16 ситуаций в мультфильмах. В одном из мультфильмов две рыбы плавают вместе, третья подходит, а одна из первых двух рыб уплывает вместе с третьей. По ее словам, большинство участников исследования признали это ситуацией, провоцирующей ревность. Они предположили, что рыба-главный герой «найдет нового партнера, вернет его назад или хандрит». Однако некоторые американские мальчики в 7-м классе сказали, что рыба убьет или побьет оскорбительную рыбу.

По словам Эллсворта, ее работа согласуется с работой других исследователей, участвовавших в сеансе, поскольку она указывает на сильные различия между культурами в том, как люди видят групповые ситуации. «Я также думаю, что это согласуется с работой Шведер о режимах сна», - сказала она, что предполагает, что «Америка может быть особой культурой - действительно странной, которую нужно объяснять».

Китайма и Маркус: Самоуважение

В обширной исследовательской литературе по самооценке делается вывод о том, что нормальные люди склонны акцентировать внимание на положительных моментах и ​​отрицать отрицательные стороны самих себя. Однако Китайма и Маркус обнаружили, что, в отличие от американцев, людям, которых они учили в Японии, Китае, Корее и Таиланде, не нужно было видеть себя в некотором роде «выше среднего», чтобы чувствовать себя хорошо.

По словам Китаяма, высокое уважение к себе действительно может быть универсальной потребностью человека, но то, как именно это достигается, значительно различается в зависимости от культуры. "В Соединенных Штатах люди часто пытаются обнаружить и выразить желательные внутренние атрибуты личности, такие как таланты, способности, черты личности. Во многих азиатских культурах люди стремятся вписаться в отношения, частью которых они являются, ибо Например, улучшая себя, чтобы соответствовать явным и неявным ожиданиям других в отношениях. В результате, представители последней группы склонны больше сосредотачиваться на том, чего им может не хватать посредством соблюдения общественно разделяемых стандартов или ожиданий, чем на том, что их отличает от других. остальная часть социальной группы ".

Исследования в Америке неоднократно показывали, что большинство людей оценивают себя как «выше среднего» во всем, от лидерства и дружелюбия до академических способностей. Считается, что этот синдром, который исследователи называют предвзятостью «ложной уникальности», важен для чувства собственного достоинства, которое важно для самомотивации. В исследованиях американцы также склонны приписывать свои успехи и винить внешние обстоятельства или других людей в своих неудачах. Однако, по словам Китаяма, обратное верно для людей в азиатских странах, которые он изучал.

Одно недавнее исследование, проведенное им и Маркусом, предполагает, что, возможно, американское общество буквально создает больше ситуаций, чтобы люди чувствовали себя хорошо, чем японское общество.

Исследователи попросили студентов колледжей двух стран записать как можно больше социальных ситуаций, которые либо увеличили бы, либо уменьшили бы их чувство собственного достоинства. Затем они попросили другую группу студентов из обеих стран оценить, как некоторые из этих примеров повлияют на их самооценку.

«Ситуации, взятые у представителей одной культуры, были довольно знакомы представителям другой культуры», - сказал Китайма. «Таким образом, ситуация успеха в Америке -« Получение пятерки в финале »- совершенно понятна японским респондентам. Аналогичным образом, ситуация неудачи в Японии -« Когда меня бросил кто-то, о ком я подумывал жениться », - также понятна для американцев». Тем не менее, американцы продемонстрировали очень надежную тенденцию к самосовершенствованию - их самооценка повышалась в ситуациях успеха намного сильнее, чем снижение самооценки в ситуациях неудач. Эффект был обратным для японцев.

Возможно, более важно, сказал Китайма, американская тенденция к самосовершенствованию была более выраженной, когда американские студенты реагировали на ситуации, созданные американцами, и тенденция самоуничижения была более выражена, когда японские испытуемые реагировали на ситуации, придуманные японцами.

«Результаты согласуются с возможностью того, что человеческая мотивация - в данном случае самосовершенствование - не может быть четко привязана к отдельному человеку», - сказал Китайма. «Напротив, индивидуальные мотивационные тенденции встроены в рутинную повседневную деятельность, которая была сформирована и выбрана таким образом, что они имеют тенденцию отражать преобладающие культурные конструкции« я »как независимые или взаимозависимые».

По словам Маркуса, это пример того, что имеют в виду два исследователя, когда говорят, что «культурные рамки» частично формируют индивидуальное понимание того, как быть человеком.

Опасения по поводу стереотипов

Работа, представленная на симпозиуме, сказал Маркус, показывает, что «различные представления о том, что такое человек, вместе с тем, как эти идеи воплощаются в мире, имеют большое значение для мышления, чувств и действий - для психологического функционирования. человек, который чувствует, думает, действует - так что, какое существо вы себе представляете, действительно имеет значение ".

Для американцев, которых больше всего изучали психологи, сказал Маркус, более международный подход обещает выявить «само собой разумеющиеся, намеренно обесцененные или непреднамеренно игнорируемые аспекты» социальных проблем страны.

Например, по ее словам, «многие американские работодатели говорят, что им нужны работники, которые меньше ссорятся и больше сотрудничают на рабочем месте, но может быть так, что в наших школах делается упор на автономию, личный выбор, поиск уникальных качеств ребенка и чувство собственного достоинства. делает эту цель труднодостижимой ".

Но она также подчеркнула, что культурный подход к психологии должен быть осторожным, чтобы избегать упрощенных групповых стереотипов, и Шведер подчеркнула, что результаты в этой области «не точно соответствуют категориям переписи» для групп.

Пол, религия, возраст, этническая группа и класс - это лишь некоторые из переменных, которые могут обеспечивать различные «культурные рамки», в которых должен действовать человек.

«Стереотипы - это то, что происходило в этой области исследований 30 или 40 лет назад», - сказал Маркус, говоря о времени, когда исследователи пытались связать различные методы обучения детей с личностными качествами. «В то время это называлось« культура и личность », и это растворилось во множестве этнических названий, таких как« у немцев есть эти атрибуты, у евреев они есть, а французский национальный характер таков… » " она сказала.

Маркус сказала, что она верит, что универсалии будут найдены. «Это будут универсалии в том, как социальный мир формирует разум и как разум создает социальный мир».

Например, по ее словам, «почти любой анализ Японии показывает важность и центральную роль сочувствия и обязательств, но среди японцев много индивидуализма. Нам нужно изучить, как индивидуализм практикуется в Японии, и это будет не то же самое, что и в США"

Точно так же «американцы также очень озабочены тем, чтобы приспособиться к другим и установить с ними связь, но они делают это в рамках культурных рамок - системы значений и практик, - которая подчеркивает автономию, поэтому мы не можем просто внедрять японские практики в наших школах и на предприятиях. Мы необходимо создать взаимозависимость в американском стиле ».

КОНТАКТНЫЕ НОМЕРА ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ ПОСЛЕ КОНВЕНЦИИ: Фиби Эллсуорт, Мичиганский университет, (313) 763-1143 или (313) 936-1685, Энн Фернальд, факультет психологии Стэнфордского университета, (415) 725-2421 Джоан Миллер, факультет психологии Йельского университета, ( 203) 432-4623 Хейзел Маркус, Синобу Китайма и Ричард Шведер до июня работают в Центре перспективных исследований в области поведенческих наук в кампусе Стэнфорда. Номер там (415) 321-2052.

Загрузите этот выпуск и связанные с ним файлы.

& скопируйте Стэнфордский университет. Все права защищены. Стэнфорд, Калифорния 94305. (650) 723-2300.


Раньше я судил бездетных женщин

Некоторые люди просто не хотят иметь детей - как я мог этого не видеть?

Как кто-то мог не хотеть одного из них? Фотография: Милла Контканен / Алами

Как кто-то мог не хотеть одного из них? Фотография: Милла Контканен / Алами

Последнее изменение Чт, 11 октября 2018 г., 13,43 BST

Недавно в доме друга с группой других матерей разговор зашел о ком-то, кого мы все хорошо знали: замужем, ей чуть за 40. But rather than mention her career, recent house move or the fact that she’d just returned from a backpacking trip around Asia, we all exchanged looks and brought up the subject of children – or lack of them.

I was as guilty as the rest of my friends: speculating on her “situation”, wondering if she couldn’t have children or didn’t want to. And if she didn’t want to – why not? Was she career obsessed? Did she not like them? Was she a secret drinker? Cheeks were sucked in and protective, adoring glances bestowed on the toddlers playing at our feet.

But our friend, I’ve since discovered, has simply chosen not to have children. She is happy for her family to be just her husband and herself. She has never felt the urge to be a mother.

Stand-up poet and writer Kate Fox feels the same her comedy show Good Breeding, about a child-free life, played at last year’s Edinburgh Festival and has been adapted for Radio 4, to be broadcast next spring. “Not having children is as ingrained as my sexuality and I can’t remember a time when I didn’t feel it. Apparently, aged three, I announced to bemused relatives that I didn’t want to have children. My mum even joked about not being maternal and said her mum wasn’t either. I come from a long line of unmaternal women – but my mother and grandmother had more pressure on them to procreate,” she says.

To Kate, it’s more complex than not feeling maternal and she has experienced what she sees as every possible reason for not wanting children. “It’s not that I don’t like kids – I do – but I can’t imagine nurturing one all the time. I also don’t think I’d be able to do what I do in terms of my career and social life if I had children. Then there’s the environment, but if I’d really wanted children, I don’t think that would have stopped me.”

At 39, Kate constantly questions her decision, in case she changes her mind. “I don’t think I will, but I suppose I’m open to persuasion. Doing my show Good Breeding was an interesting experiment in a way: I was surprised how many parents came along and how open they were about their choices. I suppose I’d imagined that people who have children have always wanted them. It’s not that clear cut.”

So has it been an easy decision? "Нет. It has been a long road to accept myself and believe that I am just as feminine or even emotional without being a mother.

“I think my doubts have been absorbed from both my family and an attitude that’s ingrained in our culture.”

So why do mothers like me and my friends – and many other people – find it difficult to understand the choice that women such as Kate have made? “The child-free have come out of the tributaries of society in the last 10 to 15 years, but the childfree choice is still not totally accepted as an equally valid choice as the choice to have children,” explains Laura Carroll, author of The Baby Matrix (LiveTrue Books 2012), which examines pronatalism, the set of social and cultural beliefs that influence how we think about parenthood.

“The reason boils down to pronatalist social and cultural messaging that has exalted the role of parenthood for generations. When we question pronatalist beliefs and see them for what they are – beliefs – we will also see that choosing not to reproduce is just as normal as the choice to reproduce”.

Tap “#childfree” into Twitter and you could be forgiven for thinking that some sort of revolution is about to take place. Social media, as well as blogs and forums – such as the site We’re (not) having a baby (http://werenothavingababy.com/), the forum Childfree Living (http://childfreelivinguk.yuku.com) and Tumblr’s child-free section (http://www.tumblr.com/tagged/childfree) – are buzzing with discussions about what it’s like to live without children in a family-centric society. But Laura prefers to avoid the word “movement”.

“While the childfree would like to see this choice accepted, I don’t see a collectively organised group out there pushing for this. However, like discrimination based on race, gender, or sexual preference, there is a need for working policies to reflect equal treatment for all employees, no matter who they are or the lifestyle they choose.”

Laura also believes that the media often reinforces stereotypes at the same time as giving childfree families coverage. “Articles with images of a beautiful couple on a beach suggest that the childfree have all kinds of free time and disposable cash to go off on exotic holidays. This is a myth – the childfree come from all walks of life.”

Although the internet has allowed like-minded childfree families to connect, Laura says that sending the message that “childfree” is some kind of new trend is wrong. “For the last decade, longer in fact, the number of women without children aged 40-44 has hovered at about one in five. And census researchers have been saying for years now that the majority of that 20% have no children by choice.”

Miranda Reading, 35, a PhD student, has been married to Tony, 60, for nine years. They have decided not to have children. “Neither of us has ever had the slightest desire to procreate and I think our relationship is all the better for it. As for carrying on a bloodline – we’re happy to be in an evolutionary cul-de-sac,” she says.

Miranda has, however, occasionally turned to the blogs and groups that Laura talks about. “It’s good to know I’m not alone, a freak or abnormal in some way. I think things revolve around children a lot more than they used to. Why are museums and galleries so dedicated to children’s activities that you can’t look at a painting in silence or have a proper adult-level information display? Why are childfree singles and couples discriminated against in pricing structures? And why do politicians assume women are only interested in policies that involve children? I’m more interested in the economy.”

I think back to the assumptions we made about our friend that afternoon, and ask Cass , 28, a childfree television administrator who recently married Andy, 27, about being on the receiving end. “The main preconceptions are that we dislike children, that we are no good with children, or that we have a medical reason which means we can’t have children. All of those are, of course, false – I have friends who have children and I love them all dearly, and as far as I am aware I am perfectly capable of reproducing. I just choose not to, which seems to be something that society can’t get its collective head around so it has to come up with excuses why I must be feeling that way.”

Cass and Miranda have been refused sterilisation by the NHS because they don’t have children already. Cass finds that as she’s in her 20s, people expect her to change her mind. “They assume that once I hit 30, or when my friends start having babies, that’ll be it. I find it quite offensive. As is the idea that it’s not fair on all those poor women who want children and are unable to conceive.”

Cass says that she’s often asked what her husband thinks about it. “As though my decision about my own body is anything to do with him. As it happens, he is fully supportive – when we got together nine years ago he was already aware of my feelings on the matter as we’d been friends before, but when the relationship got serious we had another discussion to ensure we were on the same page.”

Is Andy ever quizzed about his feelings? “Once people discover you don’t want children, they often treat you differently. The reaction can be quite condescending, as if I’m naive and making the wrong choice,” he says.

“I don’t feel that there was a specific point when I sat down and told myself I didn’t want to have children, I’d just never really thought much about it when I was growing up.”

Listening to childfree people talk is thought-provoking and I hope it has ensured I will never jump to the same conclusions about a woman – or man – who isn’t a parent in future.

As a mother, it’s easy for me to list the things that have been hard about my chosen path – the trials of motherhood seem well documented.

I asked Laura Carroll, who is 54, what has been the most difficult aspect of not having had children. “When my friends started having babies, it was hard finding ways to stay in as much contact with them. But that soon passed. My friends didn’t assume that because I didn’t have kids I didn’t know anything about children and couldn’t be party to a conversation about them.

“Also, they didn’t lose interest in what I was up to. With many childfree women and men, when it comes to how having kids can affect friendships, it’s easy to get hurt and feel defensive on both sides. For those with the kids and those without, the key is to not take it personally – to stay in touch with your love for your friends and your curiosity about their lives.”

Miranda agrees that it’s important not to create a distinction between herself and friends who are parents. “We all need to pull together – not find reasons to divide us. Being childfree is a deliberate, often difficult choice, so don’t make it harder by seeing it as a lesser one.

“I admire my female friends with children – I admire their dedication and hard work. I’d like them to start admiring me in return. I work just as hard and am just as dedicated to my own way of life. We are all women. We should be celebrating difference, not creating barriers.”

This article was amended on 11 October 2018 to remove some personal information.


How many child sex offenders are out there?

We have no idea how many people have a sexual preference for children.

One of the only ways we can gauge sexual interest in children is by plotting the ever-increasing number of websites that cater for sex offenders of all types, including child sex offenders, and those caught accessing child sexual abuse material.

To give you an idea, in 2015 INTERPOL’s collaborations with police forces all over the world had led to the arrest of more than 4,000 offenders who had accessed child sexual abuse images.

It is very hard to estimate the proportion of sex offenders in the general population, as few people admit to a sexual interest in children. One clinical researcher based a guestimate of around 2% on a European sample of male volunteers.

There is some hope clinicians may be able to help identify people with these inclinations through an analysis of brain function. Hopefully one day we may be able to understand the causation of inappropriate sexual desires towards children more readily, and prevent the cycle of abuse continuing.

Author Q&A: Xanthe Mallett will be answering reader questions tomorrow, May 26, between 1pm and 2pm AEST.

* Correction: The original article incorrectly said studies suggest anywhere between 33% and 75% of child sexual abuse victims will later become offenders. This has been corrected to say studies suggest anywhere between 33% and 75% of child sex offenders report being sexually abused as children.

The article also originally stated _90% of children are sexually abused by somebody they know, rather than 90% of sexually abused children._


The Psychology of Entertainment: Our Need for Entertainment

Anytime we talk about human behavior thats triggered by the equipment we all ship with – namely our brains-we have to account for variations in how that equipment operates. We are not turned out by assembly line, with quality control measures insuring that all brains are identical. Each brain is distinct, formed both by our own genetic signature and by our environment. While variation across the human genome is remarkably minor, we are all products of bespoke design – handcrafted to make us uniquely us.

Distribution of Our Uniqueness

This variation typically plays out in a normal distribution curve, more commonly known as a bell curve. Most of us cluster towards the center – the norm. And as we move out from the center, venturing one or two standard deviations from the norm into outlier territory, our numbers drop dramatically.

If we talk about the phenomenon of entertainment, we are definitely talking about how our brains operate. This means that we could expect to find a normal distribution in attitudes towards entertainment, with a peak in the middle and rapidly descending slopes on both sides. For example, one would expect such a distribution in the types of entertainment we prefer: the books we read, the shows we watch, the music we listen to. in fact, with a little statistical origami, we can do a quick check on this. Take a standard distribution curve and fold it in half along the “norm” line. The shape should look familiar. We have Chris Anderson’s Long Tail. The similarity of tastes close to the norm accounts for blockbusters and best sellers. These are the forms of entertainment that appeal to the greatest number of individuals. More esoteric entertainment tastes live well down the curve, in outlier territory.

The Need for Entertainment Scale

I’ll come back to the types of entertainment we prefer and why in a later post. Today, I want to concentrate on another variable in the human psyche that also can impact our engagement with entertainment: how much do we need to be entertained? Why are some of us drawn more to fiction and others to non-fiction. Why do some of us like the escapism of a TV sitcom and others prefer to watch the news? Why do some of us have 5 TV’s in our house, with hundreds of digital channels, and others have none? What does the normal distribution curve of our need for entertainment look like. That was exactly the question that Timothy Brock and Stephen Livingston from Ohio State University tackled (The Psychology of Entertainment Media: Blurring the Lines between Entertainment and Persuasion. Publisher: Lawrence Erlbaum Associates. Place of Publication: Mahwah, NJ. Publication Year: 2004. p 255-268).

The need for entertainment seems to be almost addictive in some cases. In the study, Brock and Livingston restrict their definition of entertainment to passive consumption of some form of entertainment, either TV, radio, film, print, theatre or sport spectacles. Of these, television is the most common, so many of the measures revolved around our relationship with that specific entertainment medium. I’ve talked before about the impact of TV on society, but some of the empirical research on our reliance on the tube is astounding. In 2002, Robert Kubey and Mihaly Csikszentmihalyi found troubling evidence of a true biological addiction to TV:

“To track behavior and emotion in the normal course of life, as opposed to the artificial conditions of the lab, we have used the Experience Sampling Method (ESM). Participants carried a beeper, and we signaled them six to eight times a day, at random, over the period of a week whenever they heard the beep, they wrote down what they were doing and how they were feeling using a standardized scorecard.

“As one might expect, people who were watching TV when we beeped them reported feeling relaxed and passive.

“What is more surprising is that the sense of relaxation ends when the set is turned off, but the feelings of passivity and lowered alertness continue. Survey participants commonly reflect that television has somehow absorbed or sucked out their energy, leaving them depleted. They say they have more difficulty concentrating after viewing than before. In contrast, they rarely indicate such difficulty after reading. After playing sports or engaging in hobbies, people report improvements in mood. After watching TV, people’s moods are about the same or worse than before.

“Thus, the irony of TV: people watch a great deal longer than they plan to, even though prolonged viewing is less rewarding. In our ESM studies the longer people sat in front of the set, the less satisfaction they said they derived from it. When signaled, heavy viewers (those who consistently watch more than four hours a day) tended to report on their ESM sheets that they enjoy TV less than light viewers did (less than two hours a day).

What value do we place on the ability to watch TV? Brock and Livingston gave 115 undergrads two scenarios. In the first, they could correct a hypothetical mix up in their official state citizenship in return for a one time cash gift. The undergrads were asked to put a value on changing their official allegiance from one state to another. 15% would do it for free and another 40% would do it for under $1000.

The next scenario asked the students what compensation they would require to give up TV for the rest of their lives. A permanent tracking implant in their ear would notify a monitoring service if they cheated and the entire gift would be forfeited. 8% were willing to do it for free, but over 60% would need at least a million dollars to give up TV forever.

Findings: Men Need More Entertainment & The More You Think , The Less You Need to Be Entertained

In their scale of the need for entertainment, Brock and Livingston assessed three factors: Drive (how actively do you pursue passive entertainment?), Utility (how useful is passive entertainment, both to you specifically and in general?) and Passivity (how active do you like your entertainment to be?).

So, how do we fare on our need to be entertained, based on Brock and Livingston’s scale? First of all, men seem to have a stronger drive to be entertained than women. Males scored higher on the amount they spend on entertainment, the daily need for entertainment and the inability to function without entertainment. One would assume that the “couch potato curve” would skew to the male side of the demographic split.

Also interestingly, Brock and Livingston found an inverse relationship between the need to be entertained and the “need for cognition” – a measure of how much people like active problem solving and critical thinking. Again, the more you think, the less reliant you are on TV.

In a follow up study, Brock and Livingston tried to draw a defining line between entertainment (in their definition, passive consumption) and sensation seeking. I’ll touch on this in tomorrow’s post.


The Psychology Behind Why We Keep Secrets

As a small child, I found it nearly impossible to keep my Christmas purchases a secret. I tried to avoid the recipient after buying their gift because I&rsquod lose control of my mouth and would spontaneously reveal my secret. Even such a small secret was very uncomfortable to keep.

As I got older, the challenge increased. I remember friends saying, &ldquoI&rsquom going to tell you something, but don&rsquot tell anyone.&rdquo I&rsquod reply, &ldquoNo, please don&rsquot tell me.&rdquo I knew the mental torture that I would surely endure once their secret was deposited into my mind.

Fresh out of college as a new CPA, I landed a job as an auditor. Now, I was the one who got to flush out and divulge the secrets. That felt more comfortable. Today, I&rsquove expanded even more in my relationship to secrets as I dig up hidden secrets from the ancient world.

As someone who has devoted my entire life to either keeping secrets or uncovering them, I&rsquove come to know one thing. The truth does set us free. Keeping secrets steals our life force, makes us sick, kills relationships, and wastes our creativity.

The Psychology Behind Why We Keep Secrets

In 1984, George Orwell said, &ldquoIf you want to keep a secret, you must also hide it from yourself.&rdquo That is exactly what people do. We hide secrets by making them unconscious. We make them unconscious by piling thought after thought on top of the secret.

Let&rsquos say that my friend tells me about her secret love affair. I can contain that secret if I layer more thoughts on top of it. I might tell myself, &ldquoI&rsquom a good friend for keeping her secret.&rdquo I might rationalize that this information could hurt people. I could convince myself that I was a good sounding board for my friend. Rationalization is a technique that most westerners have mastered. These seemingly logical rationalizations override the secret, effectively burying it in our mind so we won&rsquot accidentally tell everyone that the emperor has no clothes.

But let&rsquos go deeper. Why did my friend have a secret? She was keeping her affair secret because she judged it as bad. Why did she judge it as bad? Other people have judged affairs as bad, and she accepted their opinion. Are affairs bad? Most people would say &ldquoyes,&rdquo but judgments are always beliefs or opinions even if everyone agrees. They are never the hard, absolute truth. I&rsquove often found my judgments were flawed once I knew the intentions behind the actions.

Keeping this secret enabled my friend to avoid the judgment she expected. And when we expect judgment, we usually get it. She made a decision to accept the discomfort of hiding the secret over the possible pain of judgment.

Our Greatest Fears

Some experts say that people&rsquos greatest fear is not death, suffering, or even public speaking. It is humiliation and judgment. I&rsquove certainly seen ample evidence of that in my life and work.

My friend shared her secret with me because she believed that I wouldn&rsquot judge her. But once shared, I had her judgment of herself, her secret, and her related fears of being judged in my body-mind. We were bonded in mutual discomfort. We felt closer only because we jointly separated ourselves from the rest of the judgmental world.

Why Do We Fear Judgment So Much?

Affairs are interesting material for study. In the moment of the affair, the couple is focused on the feeling of love (or lust). They have no thoughts of being bad or ever being judged. Once they remember that they will now be judged for an action that they can&rsquot take back, the couple creates a bond of secrecy as well as shared separation from the people they believe will judge them.

This situation has roots in childhood. As children, we follow our feelings naturally but eventually it gets us in trouble. Usually, our first offence wasn&rsquot really bad but it plants a seed that often grows into a big tree by adulthood.

Most people make the flawed conclusion that you shouldn&rsquot follow your feelings you should follow logic. But logic can be cold and calculating when feelings are excluded. The solution is to walk the line where feelings and logic agree. But we weren&rsquot trained to do that.

In the book, &ldquoQuirkology: The Curious Science of Everyday Lives,&rdquo Richard Wiseman, Ph.D., discusses the phenomenon of secrecy and lying. He describes an experiment that was done with three-to-five-year-olds.

&ldquoDuring these experiments a child is led into a laboratory and asked to face one of the walls. The experimenter then explains that he is going to set up an elaborate toy a few feet behind the child. After setting up the toy, the experimenter explains that he has to leave the laboratory and asks the child not to turn around and peek at the toy. The child is secretly filmed by hidden cameras for a few minutes, and then the experimenter returns and asks the child whether he or she peeked. Almost all three-year-olds do, and then half of them lie about it to the experimenter. By the time the children have reached the age of five, all of them peek and all of them lie.&rdquo

These children appear to have broken two social rules. They disobeyed, and then they lied about disobeying. They obviously saw no harm in peeking at the toy they probably saw it as something fun like playing hide and seek.

They still had curiosity, and pure child-like curiosity is a quality of the heart.
Curiosity is the life force that drives us to crawl, stand, walk, learn, and dream. Love, curiosity, and creativity don&rsquot exist in the same perspective as rules, beliefs, and secrets. We can&rsquot hold two contradictory thoughts in mind at one time. What the children lacked was the ability to predict that someone would ask them if they peeked. They lacked the belief that they could be judged.

We are Born Innocent

People have been so conditioned to believe that they are born sinful that they often look astounded when I say it is not true. These children prove my point. They are innocent they have no ability whatsoever to predict a consequence for peeking. They can&rsquot think about their actions being judged because their mind is focused on curiosity and fun, not judgment and consequences.

We learn that there are consequences for disobedience from punitive-minded adults in our lives that teach us to obey their rules. Most of those rules are just conveniences for their benefit. We follow their logic, beliefs, and rules at the exclusion of our feelings because we were trained to do so. Sadly, this experiment proves that not many of us made it past five before our curiosity and innocence were squashed.

We are not born with a sense of right and wrong it is a man-made invention. We borrow beliefs and rules from adults and authority figures in our life. We don&rsquot realize as children that right and wrong is highly subjective.

Right and wrong separates us, and as innocent children we cannot understand separation. We have to learn it. And sadly, people go out of their way to teach it to us.

Once it is learned, we try to find ways to heal the separation. We miss the oneness. Affairs and &ldquodon&rsquot tell anyone&rdquo secrets appear to cure our pain of separation because we focus on the secret bond where judgment doesn&rsquot exist.

These children demonstrate the incredibly important moment in our lives where we traded in curiosity for obedience. We traded our innocence for rules. We trade our oneness for separation. And if we borrowed the need to please, we will spend our life trying to fit into other people&rsquos finicky definitions of good so we won&rsquot be judged.

All Roads Lead to Judgment

There is only one way to please everyone, and that is to keep secrets about the rules we break so that people think we followed their rules and don&rsquot judge us. We fear judgment so much that we allow it to take our power, our authenticity, and our freedom. The real cure is to stop allowing other people to define what is good and bad for us and to start following our hearts again like little children. But that takes courage because the judges get brutal when we trust our hearts and not them.

I dream of a time when we all drop our unnecessary rules, beliefs, and judgments -- a time when parents applaud their children&rsquos curiosity for peeking behind the curtain. When that happens, the children will also tell the truth about peeking. We&rsquoll laugh as we join them in their playfulness instead of whipping them with obedience. When their heart-felt curiosity is honored, their innate desire to live without secrets will follow. The truth will set us all free.


School Psychologist

School psychologists are dedicated to helping children succeed academically as well as socially and emotionally. These professionals work within the school system, allying with educators, administrators, counselors, and parents to help kids with school and other issues.

School psychologists perform a wide range of functions including providing counseling, diagnosing learning problems, creating positive learning environments, and designing specific behavioral interventions.

  • Образование: Most states require school psychologists to hold a specialist degree, although some do permit people to become licensed with a master's degree. An Ed.S. specialist degree in school psychology usually takes two years of graduate study plus a one-year internship in a supervised setting.​
  • Зарплата: The mean annual salary for psychologists employed in elementary and secondary schools was $80,180 as of May 2019.

History and Development

Historically, children were often viewed simply as smaller versions of adults. When Jean Piaget suggested that children actually think differently than adults, Albert Einstein proclaimed that the discovery was "so simple that only a genius could have thought of it."

Today, psychologists recognize that child psychology is unique and complex, but many differ in terms of the unique perspective they take when approaching development.

Experts differ in their responses to some of the bigger questions in child psychology, such as whether early experiences matter more than later ones or whether nature or nurture plays a greater role in development. Because childhood plays such an important role in the course of the rest of life, it is little wonder why this topic has become such an important one within psychology, sociology, and education.

Experts focus only on the many influences that contribute to normal child development, but also to various factors that might lead to psychological problems during childhood. Self-esteem, school, parenting, social pressures, and other subjects are all of tremendous interest to child psychologists who strive to help kids develop and grow in ways that are healthy and appropriate.


Why Does Anyone Have Children?

A reader, Bailey, has a question. It’s a request for advice, but only in the broadest sense. Mostly it’s a philosophical inquiry, a “why”, rather than a “how,” of parenting. She’s 24, working in finance and reading Motherlode in anticipation of a day when she herself is a mom. All her reading makes her wonder, though, WHY people have children.
 
Она пишет:

One of the largest things I have been thinking about lately is the fundamental question that is at the root of all the essays and articles and comments on your blog: Why have kids? I understand the evolutionary pull (and necessity) of procreation, I get that some women to most women have “the urge,” but the logical side of my brainꃊn’t grasp why. (And maybe that’s the beauty of parenting, that from a logical-brain-only perspective it doesn’t make sense, but the best things in life so many times are illogical — take love, for example).
 
Some background on myself. I grew up in a very close family with lots of love, compassion and of course discipline when necessary.ਏrom my first memories, I knew I myself wanted children one day. I loved taking care of my little sister, I started babysitting as soon as I was old enough to take the babysitters course at the local fire station to learn infant CPR and safety measures to put on my babysitting resume, and to this day babies make me coo, caw, talk funny and feel warm inside. I am in a committed relationship with a man I love and can see us developing a life together, and that life undoubtedly includes children.਋ut my educational background is in engineering, so the logical side of me just can’t understand why I want to raise children. They’re extremely expensive, at times frustrating, have the potential to wreck havoc on your marriage (and your body), and many times don’t even appreciate all the sacrifices parents make for them.਋ut yet, I love being around them, I love seeing their progress, am amazed at how quickly children learn and grow, and view having a baby a very special gift. 
 
I guess I’m simply interested in knowing and hearing about why other readers decided to (and not to) have children in the face of all of these facts, because when people ask me why I want to have children, I just say, �use I do,’ and I would like to be able to say more than that. 

Ah, Bailey. Хороший вопрос. We touched on the subject this spring, in a post titled 𠇍oes Having Children Make You Unhappy,” but yours is a somewhat different train of thought. I am interested to see how readers will articulate their answers.

Here’s mine: When I turned 30 I went for my yearly ob-gyn checkup and instead of the usual peek-and-poke, my doctor pulled up a chair. “So,” she asked, 𠇊re you thinking of having kids?” I told her that I was terrified of the thought, and that my life was perfect as it was, and that I really wasn’t comfortable around infants and that my work required a lot of travel — but that I also knew that I would regret never having children. I was planning to wait until I was more certain, I said. “When it comes to children,” she answered, � percent certain means go for it.”

Evan was born before I turned 31. I am 100 percent sure that was the best decision I ever made.

So, readers — what would you say to Bailey? I know I risk opening a Pandora’s diatribe by those who don’t want children. And I am the first to agree that anyone who does not want to be a parent should not be one. But for those of you who were always certain, or who struggled like Bailey (and I) and decided to “go for it,” I’m hoping you’ll take a moment to tell her why. As Bailey says, there is no logical reason, and yet so many millions of us take the plunge.